Лайконик

Лайконик
Фото www.krakow.pl

Лайконик, называемый также коньком из Звежинца или татарином - это один из самых характерных краковских персонажей. Наряду с Мариацкой башней, Вавельским холмом и Барбаканом - это наиболее известный художественный мотив Кракова. Маленькая лошадка на двух ногах, обутых в высокие красные башмаки и сидящий на ней верхом бородатый всадник, голова которого покрыта высокой остроконечной шапкой, является частым гостем в путеводителях, буклетах и на открытках. Мы можем его также увидеть на различных карикатурных изображениях, плакатах, в качестве элемента графических знаков фирм. Это название неоднократно заимствовали художественные коллективы, рестораны или турагентства. "Лайкоником" назвали также поезд Краков-Гдыня, а много лет назад краковяне охотно играли в числовую лотерею, получившую такое же название. Словом, "Лайконик" - это символ того, что краковское, древнее, освященное традицией и в то же время забавное.

Учитывая, какой популярностью "Лайконик" пользуется во всей Польше, надо со стыдом признаться, что историки и этнографы не в состоянии однозначно выяснить, откуда, собственно, пришла эта краковская традиция. Ответ можно попытаться найти в легенде, которая обращается к трагичным событиям в истории Кракова XIII века. Они связаны с кочевым племенем из монгольских степей - татарами. Впервые они появились в Кракове, отнюдь не с чистыми намерениями, в 1241 г. Их смелый рейд через Малопольшу оставил след в виде разрушенных деревень и городов. Краков, пожалуй, пострадал больше всего. Он был практически полностью уничтожен. Следующие татарские набеги были не менее разрушительны. Узкоглазые воины, одетые в звериные шкуры и сидящие верхом на небольших лошадях, стали наводить ужас на жителей Кракова.

Итак, в один июньский вечер 1287 г. отряд татар, совершенно не замеченный городской стражей, приближался вплотную к крепостной стене. Чтобы не подвергать себя опасности воевать ночью, татары решили остановиться лагерем в зарослях над Вислой, недалеко от деревни Звежинец, расположенной под Краковом. Мгновение спустя, утомленные походом заснули, мечтая о богатствах, которые должны были захватить на следующий день в Кракове. Однако их присутствие вовремя обнаружили "волочники", поселение которых находилось рядом, на песчаной отмели. Кем были "волочники"? Это были речные "моряки" на Висле. Название происходит от того, что они либо сплавляли вниз по течению реки баржи, либо тянули-волокли их вверх по течению, к истоку. Привыкшие к тяжелой работе, "волочники" не испугались татар. Вооруженные веслами, напали на спящих воинов из Азии, которые в скором времени потерпели поражение.

И тогда "волочники" придумали шутку. Они нарядились в татарские костюмы, лица измазали сажей из костра, сели на трофейные лошади и тайфуном ворвались в Краков. В самом деле, трудно себе представить, какой переполох они вызвали своим прибытием. Однако потом "волочники" сняли костюмы и рассказали о событиях минувшей ночи. Мещане радовались спасению. Совет Города устроил в честь "волочников" пир,  а когда бочка свидницкого пива уже опустела, бургомистр Кракова объявил, что в память об этих событиях раз в год в город будет въезжать свирепый татарский хан во главе кортежа подкраковских "волочников". Это имеет место на восьмой день после религиозного праздника Тела Господня.

Это была легенда.

На протяжении веков она многократно менялась. Кто-то добавил кое-какие детали, кто-то кое-что убрал. Однако бессменными остаются два элемента: страшный набег татар и героический подвиг "волочников".

Что по этому поводу думают историки?

- Во-первых, они отрицают возможность соотношения даты самого нашествия с праздником Тела Господня, потому что в Польше его стали отмечать только с XIV века, когда татары уже не являлись угрозой для Кракова.

- Во-вторых, историки обращают внимание на факт, что впервые про празднование "Лайконика", именуемого тогда "коньком", упоминается только в источниках 1738 г. Правда, уже в 1700 г. мы узнаем о "волочниках", которые собирались на дворе монашек норбертанок, но ни слова про "конька". Можно ли в таком случае предполагать, что источники молчали на эту тему почти четыреста лет?

- В-третьих, наконец, следует помнить о том, что сама легенда впервые была рассказана  лишь в 1820 г. Константином Маерановским в журнале "Краковская пчелка". Может тогда этот способный публицист просто все это из пальца высосал?

Несмотря на то, что роль историка сводится к тому, чтобы критически рассматривать то, о чем говорят нам источники, даже самый суровый взгляд на средневековые корни "Лайконика" должен учитывать также гипотезы, подтверждающие их вероятность. Итак, следует обратить внимание на то, что:

- во-первых, татарская тема в краковских легендах чрезвычайно популярна. Следовательно, она, наверняка, является следом глубокого исторического опыта, участие в котором могли принимать и "волочники".

- во-вторых, не следует пренебрегать традицией, которая очень часто, даже при отсутствии письменных источников, свидетельствует о бесспорной исторической правде.

- в-третьих, несмотря на то, что первые упоминания о коньке из Звежинца относятся только к XVIII веку, мы узнаем из них об уже ранее существовавшей традиции. Ранее – то есть когда? Вот вопросы, которые нас волнуют.

Давайте оставим эти размышления ученым. Стоит добавить лишь, что среди них есть и те, кто относит традицию "Лайконика" к дохристианским временам, обращающимся к праздникам весны-лета или к праздникам лошадей "Святовита", которых почитали в языческом храме на территории сегодняшнего Звежинца.

Ход празднования

Празднование "Лайконика" характеризуется красочностью, которая устоялась уже в XIX веке. Около полудня в четверг на восьмой день после католического праздника Тела Господня, во внутреннем дворе монастыря норбертанок, собирается кортеж "Лайконика". Вместе с крепким мужчиной, который в состоянии сыграть главную роль, то есть 8 часов гарцевать по городу с доспехами весом в 30 килограммов, в состав кортежа входит знаменосец с помощником, кортеж "волочников" и оркестр, называемый "мласкотами" (польск. mlaskać – чмокать). Интригующее название этого оркестра пошло от фамилии семьи музыкантов, живущей в Звежинце. Первым обрядом шествия является танец перед настоятельницей женского монастыря норбертанок, которая наблюдает за происходящим из окна. Она также первой платит "татарину" установленную обычаем дань. Затем весь кортеж отправляется в путь, и, пройдя по улицам Т. Костюшко, Звежинецкая, Францишканская и Гродская, прибывает на Главную площадь, где под Ратушной башней располагается сцена. Шествие сопровождается звуками оркестра. Среди мелодий, которые он исполняет, самой характерной является марш, начинающийся со слов:

"Лайконик, наш Лайконик

По Кракову все гарцует

Лайконик лай лай

Обошел весь край, край"

Любопытно, что мелодия этого марша удивительным образом напоминает "Марш Собеского", который был исполнен во время триумфального возвращения короля Яна Собеского с венских полей в 1683 г.

По пути "Лайконик" заходит в местные закусочные, магазины и даже офисы, везде проказничая и обязательно собирая дань. Ее также взимают участники кортежа с прибывших в большом количестве краковян, которые бросают деньги в прикрепленную к поясу "Лайконика" корзину. Во время шествия самый красивый танец "татарин" исполняет у краковской филармонии, а самым почетным гостем, которого он навещает, является краковский епископ. Стоит здесь добавить, что самое старое иконографическое изображение "Лайконика" находилось в бывших исторических кабинетах епископа Яна Павла Воронича. Эту картину, созданную в начале XIX века, написал Михал Стахович. Сегодня она хранится в Историческом музее города Кракова. Примерно в 19:00 усталый "Лайконик" прибывает под Ратушную башню, однако он еще в силах исполнить свой танец перед мэром Кракова, который покорно предстает перед лицом татарского хана. Неудивительно, ведь только уплаченная градоначальником дань защищает город от многих опасностей, которые могли бы ему угрожать. Самым существенным элементом танца "Лайконика" является т.н. размахивание хоругвью, или поклон городу. Знаменосец описывает круг хоругвью с изображением польского орла и краковского герба, а "Лайконик" бежит за ней, пытаясь попасть булавой, которую держит в правой руке, в "парящего" орла. Правильное исполнение этого элемента – это большое искусство. Хоругвь, прикрепленная к гроту высотой в 6 метров, очень тяжелая, а вокруг толпа зрителей, которые, несмотря на предупреждения, хотят как можно ближе подойти к кортежу. Не раз случалось, что результатом такой неосторожности была шишка или даже швы на голове. После сбора дани и "размахивания хоругвью" "Лайконик" произносит еще тост за благополучие Кракова, а затем направляется в ресторан "Хавелка", который уже много лет имеет честь принимать у себя утомленных "волочников".

В XIX веке кортеж одевался в наряды, подобранные случайным образом. В 1904 г. Станислав Выспянский создал проект костюма "Лайконика", сочетающего элементы старопольского и восточного нарядов. Членов кортежа нарядили в 50-е годы XX в. по проектам Витольда Хомича. В 1997 г. новые костюмы для "волочников" и оркестра придумала Кристина Захватович. Как оригинальный костюм "Лайконика", так и наряды его свиты хранятся сегодня в Историческом музее города Кракова, который в послевоенные годы стал организатором шалостей "Лайконика".

И, наконец, следует задаться вопросом, откуда пошло это странное название – "Лайконик"? "Коник" понятно, но "лай"? Так вот, согласно одной из версий, "лай" - это искаженное "лей" ("колоти"). Ведь конек, как подобает грозному татарину, ударяет - то есть  "колотит" - прохожих своей булавой. Это редкость, но травмированные не обижаются, а остальные охотно подставляют затылки и головы. Традиция гласит, что удар "Лайконика" приносит счастье. Другие поговаривают, что "лай" - это поощрение: "Hulaj, koniku, hulaj" ("Гуляй, конек, гуляй"). Как бы там ни было, всех, кто ищет счастье – приглашаем в Краков! На восьмой день после праздника Тела Господня, за цену одного синяка на плече, можно обеспечить себе счастье, по крайней мере, на ближайший год. Только не забывайте про дань!

текст: Михал Незабитовски

Показать метку
Автор публикации: ANNA WAŚKOWSKA
Публикующий субъект: Redakcja MPI